История одного шильда

23 Окт 2012

Как налаживалось производство по­лу­про­вод­ни­ко­вых чипов в Киеве в средине 70-х годов? Конечно, эту историю лучше всего было бы услышать в техническом му­зее, тем более, что Киев — колыбель первого оте­че­ствен­но­го компьютера. Но в стране не нашлось пока эн­ту­зи­ас­тов, спо­соб­ных организовать движение в защиту исторических за­во­е­ва­ний человечества. Поэтому, постараемся реконструировать события, опираясь на вос­по­ми­на­ния очевидцев.

Итак, 1975 год, Киев, завод "Кристалл". В те времена одно по­ко­ле­ние вычислительной техники сменяло другое. Для под­пит­ки тех­ни­че­ско­го прогресса требовалось наличие и про­из­вод­ство соответствующей элементной базы. Хотя по­лу­про­вод­ни­ки давно уже вытеснили лампы, интегральные схемы по-преж­не­му оставались в дефиците, не говоря уже о новом на то время веянии — микропроцессорах. Для решения этих задач и был построен завод "Кристалл", лаборатории которого ос­на­ща­лись лучшей зарубежной техникой.

На участке фотолитографии мирно трудился комплекс GCA 3600 (на снимке вверху). Контейнер для фотопластинПроизводство фотошаблонов было одним из самых важных этапов технологического процесса. В качестве носителя использовались стеклянные пластины производств Agfa-Gevaert, упакованный в продолговатые пластиковые контейнеры черного цвета. Стоит ли говорить, что за этими полезными в хозяйстве ящичками охотилось пол-завода? Контейнеры обеспечивали полную светонепроницаемость и защищали светочувствительные элементы от контакта с посторонними ве­ще­ства­ми.

Дефицитные фотопластины применялись не только для нужд производства, но служили также основой для удовлетворения и растущих нужд трудового коллектива. Из них изготовлялись «волшебные фонари», отражающие нехитрые сюжеты быта работников проявочного дела. Фактически, фотопластины использовались просто как фотографии на стекле. Что греха таить? темы для волшебного фонаря часто выходили за рамки безобидных, повторяя и тиражируя сцены из зарубежных глянцевых журналов пикантного содержания. Так, на фоне бесконтрольной протирки техническим спиртом всего и вся, складывалось облико морале советских инженеров и техников.

Еще одним фактором, являвшимся неотъемлемой частью Hi-Tech, было всепобеждающее желание принести что-нибудь с производства в родной дом. Иногда поступки несунов не поддавались рациональному объяснению: то, что оказалось «лишним» на заводе было явно ненужным и дома. К таким объектам фалеристики отосились разнообразные шильдики, таблички и тому подобное. Тяга к англоязычному («фирмовому», как тогда говорили) переходила все границы: в связи с тем, что шильды не влияли на произведственные возможности машин и механизмов, их снимали в первую очередь, если не сказать — сразу.

Сделал вклад в копилку бессмысленного собирательства и комплекс GCA 3600. Через годы дошли к нам письменные свидетельства о компании, выпустившей это чудо «вражеской» техники: David W. Mann. А как же аббревиатура GCA, спросит удивленный читатель? Ответ на это вопрос дает летописатель техники Атсухико Като (Atsuhiko Kato) в своей работе Chronology of Lithography Milestones. Он пишет, что еще в 1959 году фирма GCA поглотила комапнию Дэвида Манна. Производство полупроводниковых степперов продолжалось в Бурлингтоне (штат Массачусетс), родном городе Манна, под маркой GCA Corp., но с сохранением бренда David W. Mann.

В таком виде и сохранился для потомков образец материальной культуры и вопиющего бескультурья средины 70-х годов:

Шильд степпера GCA 3600 с надписью GCA Corporation, David W. Mann Company, Burlington, Massachusetts, U.S.A.

Комментарии

Аватар пользователя Михаил Закусило

Неплохое представление о производстве микросхем в СССР дает рассекреченный документ ЦРУ (Центрального Разведывательного управления США), который называется Soviet Progress in the Production of Integrated Circuits.

В том случае, если доступ к архиву ЦРУ затруднен, документ можно получить с нашего сайта: Soviet Progress in the Production of Integrated Circuits, EP PR 74-17, сентябрь 1974 г.